Письма с фронта Михаила Богодухова

Опубликовал(а) в рубрике - Фронтовые письма | дата: 18 июля 2018 отзывы: 0

Богодухов М. 5 июля 1942 г. Рубцовск.
Не дожидаясь от вас ответа, решил написать. Учеба моя идет по – прежнему хорошо. Ничего существенного не произошло. Май прошел незаметно в учебе. Сейчас все более и более втягиваюсь в армейскую жизнь, почти уже привык. Таковы дела у меня. Писем от Вани, Нади, Оли давно не получал. Что- то не пишут. Здоровье ничего, даже поправляюсь. Ну, как в отношении поездки ко мне? Собираетесь или нет? Если поедете, то обязательно возьмите мне бумаги, тетрадей, ручку с пером, несколько носовых платков. Затем привезите мою карточку (в сером костюме) , меньшую, вернее среднюю карточку Женьки Зоз, Нади Забродоцкой, Лиды Величко, Сергея Ковчина (смотрите на обратную сторону карточек, там написано от кого мне). Обязательно привезите их. Затем, если можно, мама привезите Дусину карточку, свою и детишек. Но приедете или нет, я не знаю. Все жду, думаю, что приедете. В общем смотрите сами, если можно, то приезжайте. Если же нельзя, хоть передайте с кем- нибудь, кто поедет на автомобиле (вы об этом писали). Вот и все, пишите быстрее.
С курсантским приветом Михаил.
8 июля 1942 г.
Здравствуйте мама, Дуся, Коля, Нюся и дети. Сообщаю, что с 3-го июля нахожусь в Барнаульских лагерях (8-9 км. от Барнаула). Живем в палатках. Вообще ничего. Кругом сосновый бор, а в Рубцовке – степь. Сколько пробудем в лагерях, может полмесяца, месяц, а затем в Рубцовку снова. Может быть, и все три месяца до самого окончания. Очень много приходит родных и знакомых к ребятам, ну а ко мне никто. Жду, не дождусь. Ведь здесь недалеко от Троицка до Барнаула, километров 150-200, не больше. Если Дуся приедешь, то приезжай скорее, а то ведь различно случится может, так как неизвестно, долго или нет пробудем здесь, в лагерях. Сейчас приехать ко мне самый подходящий случай. Можете съездить даже по очереди, сперва Дуся, затем мама, или наоборот, а может быть Коля и Нюся. В общем смотрите сами, но, конечно, желаю, чтобы кто- нибудь приехал. Мне привезите табаку, если есть, трусы (одни), кое- что покушать, только немного, денег рублей 50-100, если есть. Как найти меня, знаете, я сообщил вам адрес Григоревских (люди образованные). Ещё напоминаю этот адрес: проспект Ленина 39 в Барнауле. Они уже были в лагере у сына. Если найдете табак самосад, то его привезите и легкого, может махорки и папирос, в общем смотрите. Если можно, то пирожков и ещё кое- чего, мама знает, что я люблю. Вот и все на этот раз. Ваш Михаил.
Целую всех. Пишите быстрее ответ, мой адрес: Алтайский край, город Барнаул, лагерь, п/я 40 «Б», мне.
Р.S: Пришлите, вернее привезите, если поедете, иголку, нитки пока есть у меня.

24 июля 1942 г. Барнаульские лагеря
Привет Дуся, мама, Коля, Нюся и дети. Сообщаю, что живу по- старому, но перевели в часть на ком. Взвода стажироваться. Говорят, после стажировки мы вернемся в училище. Но это точно неизвестно. Все остальное по- старому. Время очень мало, поэтому тороплюсь и мало пишу. Вот и все. С приветом ваш Михаил. Пишите по старому адресу.

Привет мама, Дуся и остальные
Сейчас нахожусь в Рубцовке опять в училище. Сейчас большей частью работаем в поле, полем картофель. Заниматься пока не занимаемся. Работы много. Срок окончания неизвестен, но вероятнее всего старый, а именно 5 октября. Стажировка на командира взвода была всего 4 дня. Пишу в поле. Доехали до Рубцовки очень хорошо. В питании тоже, как раз пришла мама друга. Принесла много кой- что. Так что ехали как боги. Учиться осталось совсем немного. Пожалуй, скоро ехать маме не советую. Если узнаю, что когда выезжать, то сообщу и можно меня встретить на Алтайской. Все. Михаил.
12 июля 1942г. Барнаульские лагеря
Привет, мама, Дуся, Коля, Нюся, Рая.
Пишу уже подряд 3-е письмо. От вас пока что не получаю. Правда, это понятно почему, так как я переехал. Живу по- старому, но в моей жизни есть изменения и существенные. В числе отличников боевой и политической подготовки я назначаюсь командиром взвода. Так что по сути дела с училищем придется распрощаться. Направляют в часть, которая находится здесь же в лагерях. Военное звание младшего лейтенанта и лейтенанта будут присваивать позже. Но а работать придется как лейтенанту. Поучился 4 месяца, хватит. Теперь придется учить других и одновременно много работать над собой. А люди ведь живые и их полсотни человек. Трудно, очень трудно придется. Придется не поспать несколько ночей, а то и больше. Но ведь лучше поработать покрепче здесь, в тылу, добиться, чтобы бойцы абсолютно подчинялись тебе, уважали тебя, любили тебя. Ты же должен со своей стороны изучить каждого бойца, знать, чем он дышит, уметь подойти к нему, найти те слова, которые ободрили бы бойца. Конечно, нет на земле человека, который бы за свою жизнь не сделал ошибки. Поэтому я почти уверен, что ряд ошибок допущу и я. Но секрет в том, чтобы быстро уметь обнаружить эти ошибки и ещё быстрее их исправить. Ведь придется заниматься с людьми, с которыми в недалеком будущем поедешь на фронт, я это точно знаю. Повоевать – то мне придется. Что ж, коли придется, то повоюем.
Вот мои мнения, которыми я хотел с вами поделиться. Со своей стороны прошу об одном: не беспокойтесь обо мне, много не думайте, больше бодрости, уверенности во мне. Прошу ещё об одном: мне хочется увидеться с вами, поэтому пока есть возможность, приезжайте ко мне. Мама, Дуся, Коля, Нюся, если есть возможность, приезжай. Я жду. Да, ведь я уже писал вам об этом. Пишите по старому адресу на лагерь, как сообщил. Если поедете, то заезжайте к Григоревским, он между прочим тоже на положении как и я. Вот все. Крепко целую всех. С приветом ваш Михаил.
Р.S: Поедете, то привезите, если можно, кожаный ремень, лучше ещё, если достанете комсоставский ремень со звездой, портупею и планшетку. Достаньте, если можно, меду и т.д.
Ну, пока. Михаил
23 октября 1942
Привет, родные! Сообщаю, что ваше письмо писанное на 2-ой адрес, где сообщаете о Васи и присвоении ему звания и т.д. я получил. Адрес мой ещё изменился. Да, Васе повезло. Я нахожусь перед фронтом….Здесь дождливая и холодная осень. Жизнь немного напоминает мою жизнь перед выездом из Л. Я не теряю бодрости. Хорошо, если все кончится благополучно. Пишите чаще письма. Пусть пишут родные. Я жду письма как воздуха. Очень часто думаю о вас, день и ночь. Целую всех. Михаил.
7 ноября 1942 г.
Привет, родные! Получил от вас письмо. Я очень рад, что вы не забываете меня. У меня же жизнь по- старому. Некоторые товарищи по училищу уже участвовали в боях. Есть представленные к награде. Геройской смертью погиб Родал Спиваков, сын москвички Коровин где, я не знаю. Григоревский со мной. Наступают холода. Посылку можно выслать, только высылайте всего полегче. Перчатки, носки и т.д. Немного из еды, или совсем не надо. Адреса Драбкина и Величко получил. Спасибо. Ждите, жив буду, вернусь. Ну, пока. Ваш Михаил.

Письмо однополчанина
…. не мог. Когда кончился арт. огонь, он(противник) пошел, и нам пришлось отойти. Почему? Было трудно сражаться, пришлось отступить. Мы попали в трудное положение. Я и командир были около Михаила. Он все разговаривал с нами. Я сделал ему первую помощь, хотели его тащить, но вдруг произошло столкновение с противником вплотную, что заставило покинуть его. Было очень тяжело расставаться. Я плакал сильно и был взволнован. Когда я пошел с командиром взвода на отражение противника, Михаил вскричал вслед: «Не бросайте меня». Но делать больше нечего было. Решалась судьба. Была его (противника) инициатива, и мы отошли. Все сражение рассказывать нельзя, и Михаил остался. Только я слыхал его слова, что я Саша, назвал он меня, умру, и все. На другой день пошли вперед по тому же месту, и командир взвода видел его. Была большая вьюга и мороз. Он был занесен снегом. Та территория, на которой он был, была у противника. Видимо, сильно маялся, а затем умер. Когда я с ним был, он говорил, что мне не выдюжить, я умру. Он прощался со мной. Когда ранило, он сильно кричал, но часа через 1,5 успокоился. Было сильно кровотечение, говорил он, когда я подошел к нему, поэтому- то он и говорил мне, что мне не пережить. Сильно была раздроблена правая нога в колене, переломлена. И ещё рука. Так что был ранен тяжело, может быть хотя бы и вынесли его, то навряд ли он выжил. Вот такая участь постигла вашего брата. До наступления настроение его было грустно, печально, как и у всех, но он ничего мне не говорил лично. Посылку он не получал. Ну, что мы с ним или что он пережил до наступления, это можно сказать, что хватили… Погиб под В. Луками, деревня Полом, от которой потом ничего не осталось.
Я сам из Барнаула. Адрес моих родителей: Алтайский край, Барнаульский район, с. Бобровка. Если что хотите ещё спросить, то пишите им сперва, а мой адрес скоро изменится. Вот и все. Вся правда, какую вам хотелось знать. Да, конечно, печальная, очень печальная участь постигла Михаила. Пока до свидания. Если хотите ещё что знать, пишите, отвечу. Таскин Ал., друг.


Поделитесь с друзьями:

Оставьте комментарий